Мученик Алексий Нейдгарт

 

20 (2)Мученик Алексей родил­ся 1 сентября 1863 года в Москве в благочестивой дворянской семье обер-гофмейстера двора Его Им­ператорского Величества действи­тельного тайного советника Бо­риса Александровича Нейдгарта. Алексей был третьим, младшим сыном в семье своих родителей.

Именитый род дворян Нейдгартов, верных слуг Российского пре­стола, имеет австрийское проис­хождение. По линии отца мученик Алексей был внуком Александра Ивановича фон Нейдгарта (1784-1845), легендарного боевого генерала от инфантерии, участника основных войн России в XIX столетии, являвшегося москов­ским генерал-губернатором и генерал-адъютантом государя императора Николая I. Во время подавле­ния польского восстания 1830-1831 годов он особо отличился при взятии Варшавы, за что удостоился одной из высочайших военных наград Российской империи — ордена св. Георгия IV степени.

Отец мученика Алексия — Борис Александрович Нейдгарт (1819-1900), был известным общественным деятелем и крупным помещиком, который женился на представительнице другого дворянского рода — Марии Александровне Талызиной (1831-1904).

Алексей Борисович Нейдгарт с одной стороны был внуком графа Николая Александровича Зубо­ва (1763-1805), одного из участников цареубийства Императора Павла I, а с другой — через свою бабку Наталью Александровну (1775-1844), приходился правнуком выдающемуся русскому полководцу ге­нералиссимусу Александру Васильевичу Суворову (1730-1800).

Положение семьи Нейдгартов в светском обще­стве было весьма высоким, они пользовались большим уважением и покровитель­ством царской семьи. Младшая дочь Бориса Александровича, родная сестра мученика Алек­сия Анна Нейдгарт, была частой гостьей на балах, устраиваемых Великой княгиней преподобно-мученицей Елизаветой Федоров­ной и ее супругом Великим кня­зем Сергеем Александровичем. Однажды ей довелось даже тан­цевать с наследником престола цесаревичем, будущим Импера­тором Всероссийским Николаем Александровичем.

Получив начальное домашнее образование, Алек­сей Нейдгарт как представитель высшего дворянско­го сословия был отдан на воспитание в Пажеский корпус Его Императорского Величества, который он окончил по первому разряду 29 августа 1873 года, после чего был зачислен в пажи Высочайшего импе­раторского двора.

В дальнейшем Алексей, по сложившейся тради­ции, продолжил свое светское военное образование. После окончания полного курса наук в 3-й Москов­ской военной гимназии (переименованной в даль­нейшем в Кадетский корпус), приказом по военно-учебным заведениям 29 июля 1881 года он был переведен в Московское военное Алексеевское училище. И осенью этого же года его определили на службу в Пажеский корпус, в котором еще недав­но он учился.

29 сентября 1882 года девятнадцатилетний Алек­сей был произведен в чин камер-пажа Его Импера­торского Величества, а 8 января 1883 года его утвер­дили в звании фельдфебеля. В качестве камер-пажа он вместе с другими представителями дворянства при­нимал участие в коронации Государя Императора Александра III, которая состоялась 28 мая 1883 года.

Именно в этот день Алексей Нейдгарт удостоился своей первой своеобразной награды. Во время тор­жеств он получил из рук Его Императорского Вели­чества высочайший подарок — золотой портсигар с коронационным жетоном и вензелем, а также па­мятную бронзовую медаль для ношения в петлице на Алек­сеевской ленте.

После сдачи эк­замена на офицер­ский чин, в августе 1883 года Алексей Нейдгарт был про­изведен в прапор­щики лейб-гвардии Преображенского полка, а на следую­щий год — в под­поручики. Но на действительной во­енной службе он на­ходился недолго.

27 октября 1884 года родная сестра Алексея княжна Ольга Борисовна Нейдгарт вступает в брак с видным политическим деятелем России, председа­телем Совета министров Петром Аркадьевичем Сто­лыпиным. А младшая сестра Анна станет супругой министра иностранных дел — Сергея Дмитриевича Сазонова. Алексей Борисович являлся убежденным сторонником политики, проводимой выдающимся русским государственным деятелем П. А. Столыпи­ным, с которым, кроме родственных уз, имел общие взгляды и убеждения. Впоследствии именно эти род­ственные связи, а также приближенность к импера­торской семье сыграет трагическую роль в судьбе всей семьи дворян Нейдгартов.

Видным политическим деятелем был и старший брат Алексея Борисовича — Дмитрий Борисович Нейдгарт (1862-1942), тайный советник, сенатор, гоф­мейстер Высочайшего двора и член правой группы Го­сударственного совета. Начав свою карьеру младшим офицером лейб-гвардии Преображенского полка, Дми­трий Борисович Нейдгарт служил под началом наслед­ника престола Николая Александровича — будущего самодержца Всероссийского Императора Николая II.

7 января 1887 года, на праздник Рождества Хри­стова, подпоручик Алексей Борисович Нейдгарт по благословению родителей обвенчался в москов­ской Николаевской церкви в Плотниках с Любовью Николаевной Трубецкой. Таинство венчания совер­шал настоятель домовой церкви при Московском Мариинском женском училище, выпускницей кото­рого являлась невеста — Любовь Трубецкая, дочь генерал-майора Николая Николаевича Трубецкого, губернатора города Минска.

Сразу же после свадьбы Алексей подает в отстав­ку с военной службы. В марте 1887 года он вышел в запас в звании офицера гвардейской пехоты. Спу­стя семь лет, в 1894 году, он окончательно был уво­лен с воинской службы в звании гвардии поручика и переехал из столицы на постоянное жительство в провинцию, в свое родовое имение, расположенное в Нижегородской губернии.

Имение Отрада в Княгининском уезде между се­лом Пелекшево и деревней Козловка было подарено Алексию Нейдгарту его отцом в качестве приданно­го на свадьбу. Двухэтажный усадебный дом, лесные и водные угодья на берегу небольшой речки Пьяны общей площадью более 450 десятин земли были при­обретены Борисом Нейдгартом в 1879 году, у барона Дмитрия Николаевича Дельвига. Помимо этих зе­мель, еще раньше в 1864 году во владение Нейдгар­тов перешло еще более обширное соседнее имение, оставшееся после смерти князя Дмитрия Борисовича Черкасского, находившееся при селах Ичалки и Боль­шой Якшени, а также деревни Малая Якшень.

В течение двенадцати лет Алексей Нейдгарт фак­тически безвыездно проживет в Отрадном, всецело посвятив себя воспитанию детей, хозяйственной и общественно-политической деятельности. Кроме главного дома и флигеля для прислуги, в усадебный комплекс Отрадного также входили: скотный двор, сыроварня, две конюшни (одна для породистых ры­саков, другая для рабочих тяжеловозов), псарня, пра­чечная. Вокруг дома был обустроен регулярный парк, пруд и фруктовый сад.

На этих землях рядом с селом Ичалки по инициа­тиве Алексея Борисовича началась разработка и до­быча известняка. Кроме этого очень щедро и заботли­во относилась семья Нейдгартов к своим крестьянам. Обширной библиотекой в усадебном доме мог вос­пользоваться любой желающий, стремление простых жителей к самообразованию всячески поощрялось. Хозяйство в усадьбе считалось образцовым.

По свидетельствам современников, хозяин От­радного слыл большим хлебосолом, в доме Алексея Борисовича подолгу гостили многочисленные род­ственники и местные помещики со своими семьями. Частым гостем здесь был и Петр Аркадьевич Столы­пин, который наведывался сюда обычно летом. Про­исходило это еще и потому, что он являлся владель­цем усадьбы в соседнем селе Анненково, которое получила в качестве приданного его супруга, родная сестра Алексея Борисовича.

11 ноября 1888 года у Алексея Борисовича и Лю­бови Николаевны родилась старшая дочь Елизавета. На территории имения храма не было, и владельцы усадьбы молились в небольшой домовой церкви, расположенной в восточной части особняка, рядом с которым стояла небольшая деревянная звонница. По­этому крещение первого младенца в семье было со­вершено в приходской Спасо-Преображенской церк­ви села Пилекшево, рядом с имением. По просьбе Алексея Борисовича в парке специально прорубили просеку, чтобы из окна его кабинета был виден этот храм, расположенный на противоположном от усадь­бы холме, за рекой Пьяной.

1 августа 1890 года здесь же, в Отрадном, в семье Нейдгартов родилась средняя дочь Мария, а на сле­дующий год, 17 декабря, родился наследник — сын Борис, которых также крестили в Пилекшево. 30 ян­варя 1893 года в Москве на свет появилась младшая дочь — Наталья.

29 августа 1890 года Алексей Борисович Нейд­гарт, согласно реформе Императора Александра III, вводившей институт правительственных чиновников, как крупный землевладелец был назначен участ­ковым земским начальником 3-го участка Княгининского уезда. В обязанности входила всесторонняя опека местных крестьян.

27 мая 1895 года ему был присвоен чин титу­лярного советника. Спустя год Алексей Нейдгарт «в воздаяние отлично-усердной службы и особых трудов» был пожалован императорским орденом святой Анны III степени, а также получил от Прави­тельствующего Сената серебряную медаль на алексеевской ленте, учрежденную в память Императора Александра III.

21 декабря 1896 года Нижегородское губернское дворянство избирает его кандидатом на должность своего Предводителя, а затем утверждает в этой должности сроком на три года. Затем эти полномочия Алексей Борисовича будут дважды продлены Госуда­рем Императором вплоть до 1906 года. В 1899 году на очередном Княгининском уездном земском со­брании его избрали почетным мировым судьей, а в 1901 году его единогласно избрали сроком на три года попечителем Ардатовской земской больницы.

В официальном послужном списке Алексея Бо­рисовича указаны его награды за государственную, благотворительную и общественную деятельность на благо россиян. 30 сентября 1897 г. он получил памятную бронзовую медаль для ношения на груди «за труды по первой всеобщей переписи населения», а также удостоился права на ношение специального вензельного знака в память 10-летия существования ведомства благотворительных учреждений Госуда­рыни Императрицы Марии. 6 декабря 1899 года его наградили орденом Святого Владимира III степени.

12 декабря 1902 года Алексей Борисович был по­жалован званием камергера двора Его Император­ского Величества и на следующий год получил чин статского советника.

Находясь у власти и на государственной службе, мученик Алексей Нейдгарт широко занимался благо­творительностью. С 1901 года он являлся почетным опекуном Опекунского Совета учреждений Импера­трицы Марии Федоровны по Санкт-Петербургскому присутствию.

Всю свою жизнь А. Б. Нейдгарт щедро жертво­вал на нужды и постройку православных церквей не только в Нижегородской епархии, но и в столице, за что неоднократно удостаивался благословения правящих архипастырей и Святейшего Синода, как «ревностный созидатель Божьих храмов».

Он состоял (с 1906 г.) ктитором Екатерининско­го храма при приюте для бедных дворян. На свои личные средства и вклады горожан А. Б. Нейдгарт выстроил в Нижнем Нов­городе Народный дом. В 1904 году он был избран пожизненным почетным членом миссионерского братства во имя свято­го благоверного великого князя Георгия Всеволодо­вича — основателя Ниж­него Новгорода. Помимо этого, Алексей Борисович являлся попечителем це­лого ряда приютов и учеб­ных заведений города.

В отчетах нижегород­ского губернатора говорит­ся о его примерно-полезной и разумной деятельности в качестве земского началь­ника. Так, за проведенную Алексеем Борисовичем ра­боту во время борьбы с хо­лерной эпидемией, на отчете нижегородского губерна­тора Государь Император Николай II сделал пометку: «Заслуживает полной похвалы».

Незадолго до первых революционных потрясений в России Алексей Борисович Нейдгарт был вновь призван Государем Императором на службу на бла­го Отечества. 19 марта 1904 года он был утверж­ден в должности Екатеринославского губернатора, с дальнейшим производством в чин действительного статского советника, с оставлением в придворном звании. В это же время, являясь одесским градона­чальником, его родной брат Дмитрий Неидгарт, как и многие верные Российскому престолу чиновники, стал жертвой террора — он был ранен бомбой, бро­шенной в него эсерами. Не сложилась служба в каче­стве губернатора и у Алексея Борисовича, который в связи с болезнью попросился в отставку, и уже 5 января 1906 года был уволен с этой должности.

Революционные настроения коснулись и имений братьев Нейдгартов на Нижегородчине. В 1905 году произошел бунт крестьян в селе Ичалки, рядом с имением Отрадное. Крестьяне самовольно стали рубить и вывозить лес из помещичьего владения, была попытка ограбить и разорить и саму усадьбу. Местные полицейские урядники пытались усмирить крестьян, но безуспешно. Навести порядок удалось лишь с помощью казаков, которые прибыли из Арза­маса. Самые активные участники бунта были аресто­ваны и сосланы в ссылку, несмотря на то, что Алексей Борисович просил никого не наказывать.

С этого же времени ранее далекий от всякой по­литики Алексей Борисович активно включается в политическую жизнь страны. Он становится одним из виднейших участников съездов Объединенного дворянства и сразу же, с первого дня его существо­вания, избирается членом Постоянного совета дво­рянских съездов. В 1906 году его также выбирают членом Государственного совета от Нижегородского губернского земского собрания.

Оказавшись в числе членов Государственного Совета, А. Б. Неидгарт стал одним из лидеров этого высокого собрания сановников. Разделяя взгляды политической организации «Союз Русского наро­да», Алексей Борисович принимал самое непосред­ственное участие в ее деятельности, направленной на защиту интересов России. С самого начала ра­боты «Русского окраинного общества», создан­ного в Петербурге в 1908 году для борьбы с сепа­ратизмом в национальных окраинах Российской империи, Нейдгарт являлся активным его членом. А в 1909 году он выступил в качестве одного из ор­ганизаторов Всероссийского национального клу­ба — культурно-просветительской и политической организации.

В Государственном совете А. Б. Нейдгарт актив­но трудился в ряде комиссий, в том числе по обще­государственному законодательству для Финляндии, по постройке Амурской железной дороги, по волост­ному земству, по местному суду и др., был доклад­чиком по реформе волостного суда. Государственная и патриотическая деятельность Нейдгарта не оста­лась незамеченной в высших сферах, и 13 апреля 1908 года он был пожалован в гофмейстеры Вы­сочайшего двора. А когда срок полномочий Нейд­гарта в Госсовете в очередной раз истек, Государь в 1915 году личным указом назначил Алексея Бори­совича его членом.

Несмотря на занятость государственными де­лами, Алексей Борисович не оставлял и своей дея­тельности по возведению храмов Божиих. За труды в строительном комитете по сооружению в Санкт-Петербурге Феодоровского собора в память 300-ле­тия царствования Дома Романовых он получил Вы­сочайшую благодарность от Императора Николая II и 4 марта 1914 года был назначен ктитором этого храма-памятника.

В годы Первой мировой войны А. Б. Нейдгарт был привлечен к работе Верховного совета по при­зрению семей лиц, призванных на войну, а также семей раненых и павших воинов, в котором пред­седательствовала Императрица Александра Федо­ровна. Он являлся председателем нижегородского губернского комитета помощи беженцам. Кроме того, с 16 сентября 1914 года он стал председате­лем комитета Великой княжны Татьяны Николаев­ны для оказания временной помощи пострадавшим от военных действий.

Будучи, по оценке одного из своих современников, «фигурой крупного масштаба», Алексей Борисович неоднократно выдвигался в это тяжелое для России время на министерские должности. Так, в августе 1915 года председатель Совета министров, известный политический деятель И. Л. Горемыкин предлагал кандидатуру Алексея Нейдгарта на должность мини­стра внутренних дел, а в конце 1916 года сменивший Горемыкина на посту премьера А. Д. Протопопов вы­ступил с инициативой поставить Нейдгарта во главе кабинета министров. Но в обоих случаях Государь Император Николай II сделал иной выбор.

После февральских событий, в связи с упразд­нением должности члена Государственного совета по назначению, Алексей Борисович Нейдгарт в мае был выведен за штат, а 25 октября 1917 года окон­чательно уволен с государственной службы боль­шевиками. Оставшись без государственной службы, Алексей Борисович вернулся в свое родовое имение в Нижегородскую губернию, где вскоре и принял му­ченический венец.

7 июня 1918 года вместе с епископом Балахнинским Лаврентием (Князевым), викарием и временно управляющим Нижегородской епархией, и настоя­телем Нижегородского кафедрального собора про­тоиереем Алексеем Порфирьевым Алексей Нейдгарт поддержал воззвание-обращение к сельским при­ходам от имени съезда епархиального духовенства с братским призывом — возвратить причтам отня­тую у них землю и «восстановить в полной мере все нарушенные в революционное время способы их ма­териального обеспечения».

Впервые граф Алексей Борисович Нейдгард был арестован сотрудниками Арзамасской ЧК 22 сентября 1918 года вместе со своим сыном Борисом, ко­торый только что возвратился с фронта. Через не­сколько дней Алексей Борисович был освобожден, но по постановлению арзамасских чекистов его сын, которого отправили в Нижегородский концентраци­онный лагерь, находился под арестом в качестве за­ложника за отца.

Спустя месяц, 21 октября 1918 года, Алексея Борисовича арестовали вторично и также отправи­ли в концентрационный лагерь. 6 ноября 1918 года, в канун годовщины Октябрьского переворота, Алек­сей Борисович Нейдгарт вместе с другими мучени­ками — Преосвященным Лаврентием и протоиереем Алексием Порфирьевым был расстрелян по пригово­ру Нижегородской губернской ЧК. В этот день Свя­тая Церковь чествует икону Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Супруге Алексия Борисовича, урожденной княж­не Трубецкой, впоследствии удалось спастись от по­добной участи бегством за границу. В эмиграции оказались и сестры Алексия Борисовича — Ольга Столыпина и Анна Сазонова, а также родной брат Дмитрий.

Сын же его Борис Алексеевич Нейдгарт, имев­ший высшее юридическое образование, служивший в годы Первой мировой войны штабс-ротмистром в Туркменском конном полку на юго-западном фронте, по постановлению Нижегородской Губчека в 1918 году был приговорен к заключению в конц­лагерь «на срок до окончания гражданской войны».

Несмотря на все попытки его старшей сестры Елиза­веты Нейдгарт, которая также осталась в России, до­биться его освобождения не удалось. Вплоть до кон­ца 1920 года Борис Нейдгарт оставался в заключении. Дальнейшая судьба детей Алексея Борисовича оста­ется неизвестной.

 

Составитель: Дегтева О. В.

Текст публикуется по книге

«Жития святых, новомучеников и исповедников земли Нижегородской»,

изданной Нижегородской епархией.